Максим Галкин пополнил ряды «иноагентов»


Алла Пугачева обратилась в Минюст РФ с просьбой зачислить ее «в ряды иноагентов своей любимой страны» в знак солидарности с Максимом Галкиным. Об этом певица написала в Instagram.

«Прошу зачислить меня в ряды иноагентов моей любимой страны, ибо я солидарна со своим мужем, честным, порядочным и искренним человеком, настоящим и неподкупным патриотом России, желающим Родине процветания, мирной жизни, свободы слова и прекращения гибели наших ребят за иллюзорные цели, делающие нашу страну изгоем и утяжеляющим жизнь наших граждан», – заявила Алла Пугачева.

Отметим, что заключительную часть ее обращения российские СМИ, процитировавшие письмо, в большинстве своем привести не рискнули.

Сам Максим Галкин ранее назвал безосновательным решение российского Минюста признать его «иностранным агентом» – якобы за политическую деятельность.

«Я торговлей совестью не занимаюсь», – написал Галкин в Instagram.

В реестре физлиц-«иноагентов», где Галкин стал уже 23-м по счету, его «дожидалась» группа широко известных деятелей культуры: музыканты Андрей Макаревич и Борис Гребенщиков, писатель Борис Акунин, кинорежиссер Виталий Манский и другие.

Ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков объявил, что Максиму Галкину «явно не по пути» с Кремлем.

Артист с самого начала российской интервенции в Украине выступал с осуждением войны. «Вы молитесь о мире в Пасху и одновременно посылаете крылатые ракеты в жилые дома», – заметил он, обращаясь к российскому руководству после обстрела Одессы. Галкин также перечислял собранные на его концертах средства в помощь украинским беженцам.

Власти пытаются продемонстрировать обывателю, что «неприкасаемых» для них нет и даже всенародный любимец будет подвергнут каре, если наверху сочтут это необходимым, считает главный редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин. По его мнению, это прежде всего «устрашающий жест».

«Тем самым они показывают свою “беспощадность”, – поясняет Рыклин. – Очевидно, им невдомек, что, включая в реестр иноагентов всемирно известных людей, они вносят раздрай в сознание даже послушных масс. Ведь иноагенты, по идее, совсем не должны были бы быть популярны, и их уж точно не должно быть слишком много, ведь они “изгои”, “враги народа”. Впрочем, в России давно уже никто всерьез не рассматривает это наказание как соответствующее его изначальному смыслу, который при написании документа пытались вложить в него ретивые законодатели».

Максим Галкин много себе позволил, выступая на своих концертах за рубежом и особенно не сдерживая себя, поэтому его решили показательно наказать, чтобы пресечь на корню заразительный пример, констатирует Рыклин: «Разумеется, народного возмущения это не вызовет. Пугачеву же они, полагаю, не тронут никогда и ни при каких обстоятельствах. Хотя, думаю, что Алла Борисовна в любом случае молчать не станет, а уж она точно за словом в карман не лезет».

Эта история одновременно показывает и раздражение власти, которая видит, что несмотря на все репрессии число людей, выступающих против кремлевской политики, не слишком уменьшается, отмечает журналист: «Они же хотят рабства и покорности, а из этого ничего не выходит. Максим домой не рвется, что следует из тех текстов, которые он продолжает произносить публично. Поэтому ущемить его особенно не получится. Не будет же он выходить на сцену и объявлять, что перед вами сейчас выступит иноагент…»

Вдобавок, власти сами акцентируют внимание на тех персонах, которые во всеуслышание заявляют о своем несогласии с кремлевской политикой, резюмирует главный редактор «Ежедневного журнала».

Особой логики искать в происходящем не приходится, в свою очередь, полагает социальный психолог Алексей Рощин. По его мнению, то, что сейчас творится, похоже на «отложенную реакцию».

«Отчасти это месть разного рода инакомыслящим – месть, которую раньше не удавалось реализовать, – уточняет собеседник «Голоса Америки». – Ведь одно время в России все-таки шла борьба двух башен – «либеральной» и силовиков, которые стремилась из всех сил затянуть гайки. «Либеральная» власть сдерживала порывы силовиков, но с началом СВО (“специальной военной операции”; напомним, что таков эвфемизм, используемый Кремлем для обозначения развязанной им агрессивной войны против Украины – Г.А.) она оказалась разгромленной и перестала существовать».

И сейчас силовики, что называется, «дорвались до топора», подчеркивает Рощин: «А поскольку с фантазией и креативностью у них дело обстоит плоховато, да и кругозор мышления сильно ограничен, то им приходится брать рвением, достойным лучшего применения. В отношении Галкина это еще и проявлением мстительности не только и не столько за его антивоенные выступления, сколько за ранее показанные пародии на Путина. Он достаточно зло высмеивал президента. Тогда его репрессировать не решились, а сейчас настала пора».

Похоже, власти решили совсем отказаться от химеры под названием разум и дать волю инстинктам, предполагает социальный психолог.

«К тому же они явно не могут сдержать раздражения. Понятно, что все идет не туда. Поэтому власти переходят на достаточно рефлекторные и иррациональные действия. Это словно ситуация, когда человек в темноте отбивается от нападающих на него монстров. Монстров нет, зато достается тем, кто под руку попал. Плюс они взялись с усердием присваивать звание иноагентов тем, кто уже находится за границей и вроде бы не представляет прямой угрозы режиму. Это говорит о том, что власти категорически не хотят возвращения домой неблагонадежной, с их точки зрения, публики», – резюмирует Алексей Рощин.

(function(d, s, id) {
var js, fjs = d.getElementsByTagName(s)[0];
if (d.getElementById(id)) return;
js = d.createElement(s); js.id = id;
js.src = «//connect.facebook.net/en_GB/sdk.js#xfbml=1&version=v2.7»;
fjs.parentNode.insertBefore(js, fjs);
}(document, ‘script’, ‘facebook-jssdk’));