Украинское духовенство стало объектом российских репрессий


Священник Православной церкви Украины Василий Вирозуб, который с другими членами спасательной миссии 26 февраля отправился на остров Змеиный к украинским пограничникам, уже более месяца находится в плену в российском Белгороде. Это не первый случай захвата украинского священника российскими военными. Так, с 2014 года священники украинских церквей неоднократно становились жертвами преследования в оккупированном Донбассе и Крыму, как и имамы. Американские эксперты отмечают: духовные лица зачастую подвергаются репрессиям со стороны стран-агрессоров, поскольку представляют из себя легкую цель.

24 февраля – в день начала войны России против Украины – российская армия начала обстрел острова Змеиный, на котором находились украинские военнослужащие. После обстрела ракетами ВМФ РФ, связь с защитниками острова была утрачена. 26 февраля украинское спасательное судно «Сапфир» с экипажем и капелланами отправилось на остров с гуманитарной миссией.

«27 февраля мы получили сообщение, что судно вместе с экипажем захвачено российскими военными в плен. С тех пор мы прилагали все усилия, чтобы освободить из плена весь экипаж и в том числе клирика нашей епархии», – заявили в Одесской епархии Православной церкви Украины.

Речь идет о настоятеле Свято-Троицкого храма ПЦУ в Одессе Василии Вирозубе. 24 марта 2022 года произошел большой обмен пленными: были освобождены военные, пограничники и экипаж судна «Сапфир», но среди освобожденных не было капелланов и медика, захваченных вместе с экипажем судна.

«Когда мы активно начали заниматься этим вопросом, нам активно помогала именно Московская патриархия, и именно от них мы узнали, что после пленения отец Василий и команда были доставлены в Крым. – заявил Русской службе «Голоса Америки» генерал полиции Украины в отставке Вячеслав Аброськин. – И нам сказали, что он вернется назад, как и все капелланы. В последствии мы получили информацию о том, что он находится в следственном изоляторе города Белгород. А еще позднее мы узнали, что к нему применяются пытки».

Профессор и религиовед Виктория Титаренко объясняет: практика насилия со стороны России над украинским духовенством разных конфессий не нова и продолжается с 2014 года.

«Во время обстрелов и военных действий агрессоров могут погибнуть и представители УПЦ МП, но последние не являются объектом охот и пыток агрессоров. То есть, священники, особенно капелланы, защищают и духовный фронт, а потому и подвергаются таким жестким пыткам со стороны рашистов», – отметила она.

Муфтий духовного управления мусульман Украины «Умма» Саид Исмагилов в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» заявил, что жертвами насилия становились и лидеры мусульманских общин.

«Ситуация на временно оккупированных территориях – в Крыму и Донбассе – следующая: Россия берет под контроль всю религиозную жизнь, поскольку она, как и религиозные лидеры, влияет на мысли, сознание и идеи людей на оккупированных территориях. Для оккупантов важно контролировать религиозных деятелей. Как нам стало известно, на территории временно оккупированной Луганской области, некоторые имамы были задержаны на неопределённое время, потом их собрали в Луганской соборной мечети – был ряд репортажей на российском телевидение – где они на камеру сказали, что присоединяются к мусульманам России».

Саид Исмагилов добавляет: с 24 февраля российские военные нанесли удары по трем мечетям в Украине – в Константиновке, Северодонецке и Мариуполе.

Элизабет Броу, эксперт Американского института предпринимательства (Elisabeth Braw, American Enterprise Institute) отмечает: представители религиозных конфессий зачастую становятся объектами репрессий во время вооруженных конфликтов.

«И хотя религиозные лидеры не являются частью власти, они рассматриваются нападающей стороной как представители страны, конкретной группировки. – отмечает она. – Мы видим это сплошь и рядом: в заложники берут монахов и монахинь, священников и, к сожалению, они беззащитны. Они мирные люди, они не будут брать в руки оружие. Авторитарные правительства возмущены деятельностью церковью или какой бы то ни было религией, потому что это то место, где люди могут собираться и верить во что-то другое, отличное от того, что представляет собой режим, и они также могут начать выражать оппозицию, потому что они собираются в храме и обсуждают происходящее».

Вячеслав Аброськин подчеркивает: украинские власти, Православная церковь Украины предпринимает попытки вернуть всех украинских пленных, в том числе и отца Василия, домой.