Больше нет вопроса Арцаха, есть вопрос Азербайджана

Aravot.am- Президент Азербайджана Ильхам Алиев и министр обороны Закир Гасанов на днях выступили с заявлениями, которые, помимо ставших «традиционными» угроз, содержали также весьма примечательные нюансы – новые пространственные измерения, которые не могут не влиять на философию конфликта и его урегулирования. Конечно, анализируя заявления, хотя бы из опубликованной части, невозможно не видеть, какой сценарий Карабахского урегулирования «видят» в Баку. А в Баку понимают, что решения Карабахской проблемы согласно их представлениям просто не существует. Понимают также, что к сегодняшнему дню приложенные усилия и потраченные средства, лелеемые надежды и пробужденные на государственном уровне с этой целью животные инстинкты в обществе – неспособны оказать влияние на положение вещей, и вторая армянская государственность – уже свершившийся факт. И мы понимаем, и они понимают. Алиев не столько себя, сколько обществу, одураченному и озлобленному им самим и его папой-чекистом, питает надеждой, что «в мире фактор силы выходит на первый план», пытаясь еще и нам дать понять, что вот придет какой-то «День Икс», когда «грозный» Азербайджан «скажет свое мужское слово». Он также говорит о «преимуществе», говорит, как армяне якобы «стояли по стойке смирно» перед его папой, говорит о «древнеазербайджанском городе Ираване», который великодушные азербайджанцы «по ошибке уступили, подарили армянам в качестве столицы». Конечно, отвечать этому бреду, опровергать, ввязываться в дискуссию – все это становится бессмысленной тратой времени, и абсолютно нет такой цели.

Здесь примечательно то, что «ход мыслей» Алиева необратимо вышел за пределы и логику Нагорно-Карабахского конфликта: он просто мечтает истребить армян на Кавказе, вплоть до Еревана, ликвидировать государство Армению, и в этом он видит миссию – свою и возглавляемого им злокачественного режима. Стало быть, из Баку нам простым языком сообщают, что нет Карабахского вопроса, есть вопрос Армении, и это уже факт, с которым мы не можем не считаться. С заявлением в том же духе выступает его министр обороны. Он нам «обещает» предпринять «нечто другое, чем действия 2016-го года», в ходе которых нас ожидает «политический, экономический и военный крах». Что ж, как и было сказано, да, больше нет Карабахского вопроса. Но это означает, что он решен, и есть вопрос Азербайджана, который требует решения. Зло номер один региона является угрозой не только для региона, но и Европейской безопасности, международному миру, в 21-ом веке отравляет атмосферу воинственными расистскими, нацистскими, геноцидальными призывами, открыто признается, что именно он сам – преступный режим Алиева развязал войну в апреле 2016 года. Обезумевшее от нефти злокачественное «государственное» образование угрожает жизни, безопасности и будущему людей, живущих на территории под его господством, оно превратило в ад жизнь коренных народов этой территории – талышей, лезгин, аварцев и других, навязывая им чуждые, дикие и присущие стае нравы средневековых сельджуков. Тем самым, их судьба также становится вопросом нашей, по меньшей мере, моральной ответственности, и свободный Арцах превращается для них в маяк на пути реализации их чаяний. Оборонное ведомство Армении не оставило без внимания эту новую серию безумной бравады, которая просто заставила называть вещи своими именами и привести в чувство, освежив их память, что Гасанов лично ответит как за прошлые, так и сегодняшние любые слова, решения и за пролитую кровь как армянских, так и азербайджанских военнослужащих. А в случае развязывания новой войны армянские вооруженные силы со всей решительностью, профессионализмом и разрушительными ударами будут вынуждены умножить итоги трехстороннего перемирия 1994-го и защитить единую безопасность Армении и Арцаха Кстати, пока Рамиз Мехтиев жив, Ильхам Алиев имеет возможность задать ему несколько вопросов касательно начального периода президентства Гейдара Алиева. Это будет полезно, поскольку молодой Ильхам в те годы был не рядом с отцом, а порхал в игорных заведениях Стамбула, и, возможно, в этом причина, что он не учитывает и плохо представляет одно важное обстоятельство. Речь о том «преимуществе», которым он не в меру бравирует. Господин Мехтиев ему доложит, что в годы Карабахской войны Азербайджану досталось в шесть раз больше вооружений, чем Армении и Арцаху, уже не говоря о разных наемниках. Доложит также, что шестикратное преимущество ничего не дало ни Азербайджану, ни его «спасителю» и «национальному лидеру» Алиеву. Конечно, в Азербайджане, где в ходе учений оттачиваются наступательные операции, вряд ли подобные советы что-то изменят, следовательно, не помешало бы к следующим военным учениям привлечь тренеров по плаванию, чтобы научили войско плавать, поскольку Кура – довольно широкая река, и без специальной подготовки преодолеть ее с запада на восток будет нелегко. Как генерал Аркадий Тер-Тадевосян говорил, в прошлую войну они были вынуждены хорошо бегать, но следующую они уже будут вынуждены хорошо плавать. Такой ход событий явно не в интересах Азербайджана, если рассматривать вопрос с рациональной точки зрения, отставив в сторону презумпцию безумия или глупости противной стороны. Но это подтверждает, что алиевский Азербайджан не может быть партнером в процессе мирного урегулирования, пока а) режим не сменился и б) не изменились региональные условия. Следовательно, реализм требует, чтобы эти заявления Баку рассматривались в качестве основы для разработки мер по претворению в жизнь Венской повестки мая 2016г между официальным Ереваном и тремя сопредседателями МГ ОБСЕ. Это тот необходимый шаг, который исходит из интересов региональной безопасности и международного мира, и Армения как ответственный субъект должна приложить максимум усилий для достижения положительного результата. Конечно, еще далеко не факт, что получится, поскольку препятствия те же, что и в 2016г, за исключением одного фактора: изменилась Армения, и за условной Веной не последует условный Санкт-Петербург, сколько бы Лавров или лавровы ни подкладывали мягких подушек или ни угрожали. Но если получится так, что нам все же навяжут войну, то наше миролюбие заставит нас навязать мир, поскольку у нас нет другого выбора. Подчеркнем: именно мир, а не перемирие.

Рубен МЕГРАБЯН

Газета «АРАВОТ» 02.06.2020г